Сэр Джон Соан, профессор архитектуры Королевской академии, по проектам которого было построено множество зданий в Лондоне, имел надежду, что проектирование и строительство Букингемского дворца будет поручено именно ему. Он считал, что не следует трогать старый Бэкингем-Хаус, и подготовил чертежи нового дворца, который предлагал возвести в Грин-парке. Однако король принял решение строить дворец на месте Бэкингем-Хауса, отметя «определенные ассоциации», связанные с этим местом, которые якобы внушили ему такую любовь к нему. Итак, Соану было отказано в работе, о которой он мечтал, и проект дворца поручили Нэшу. Старый дом в конце улицы начал исчезать. Вскоре истратили средства, намного превышающие 200 тыс. фунтов, выделенных парламентом на «переобустройство». Были выстроены новые конюшни, разбиты сады, снесены старые крылья и возведены новые, воздвигнуты колоннады. Со стороны членов Палаты общин поступали протесты. Джозеф Хьюм заявлял, что «корона Англии не нуждается в такой роскоши. Прочие страны могут купаться в роскоши, но Англия должна гордиться своей простотой и скромностью». Люди в деревнях голодали, и как министр финансов мог оправдать такую расточительность? Другие члены парламента критиковали стиль зданий, спроектированных Нэшем, его «квадратные башни по углам и убогое сооружение наверху в виде перевернутой подставки для вареного яйца». Но строительство шло своим чередом; оно продолжалось до конца правления этого короля и на протяжении всего правления его брата, Вильгельма IV, умершего в 1837 г.

Ф. Макензи. Дом Ангерштеини на Пэлл-Мэлл. (Национальная галерея.)

Дж. Шарф. Строительство Британского музея. 1845 г.

А когда строительство Букингемского дворца, на которое затратили 700 тыс. фунтов, закончилось, королева Виктория обнаружила, что в нем вряд ли можно жить. Всего несколько туалетных комнат имели вентиляцию; на этажах, где располагались спальни, не было моек для горничных, занимающихся уборкой; канализационные трубы были непригодны; колокольчики не звонили; некоторые двери не закрывались; большинство из тысячи окон дворца невозможно было открыть.

Вся история этого строительства представляет собой череду ошибок в расчетах и неудач. Сам Нэш был совершенно не удовлетворен свой работой; он пришел в такой ужас при виде двух крыльев дворца, когда их закончили, что распорядился снести их.

После смерти Георга IV Нэша отстранили от работ, был создан комитет по расследованию его действий и назначен другой архитектор, Эдвард Блор. По проекту Блора дворец приобрел совершенно новый фасад, который, в свою очередь, в 1913 г. заменили фасадом из портлендского камня.

Также не сохранилось первоначальное расположение подъездов к Букингемскому дворцу с запада. Эту работу поручили молодому архитектору Децимусу Бертону, сыну Джеймса Бертона, подрядчика и протеже Нэша. Согласно его плану большой поворот дороги должен был проходить от переднего двора через Мраморную арку, которая по проекту Нэша находилась между двумя выступающими крыльями дворца и представляла собой главный вход. Далее дорога шла вверх по улице Конститьюшн-хилл, через новую Коринфскую арку в угловом ансамбле -корнер и через ионическую колоннаду вела в Гайд-парк. В 1851 г. Мраморная арка была перенесена в верхний конец Парк-лейн. Ионическая колоннада хотя и осталась возле Эпсли-Хауса, там, где разместил ее Бертон, но его новую арку пришлось перенести в 1880-х гг. на другое место, в восточный конец Конститьюшн-хилл. Таким образом была утеряна ее композиционная связь с ионической колоннадой.

Банк Англии. Архитектор Дж. Соан.

Хотя сегодня нельзя уже оценить грандиозный замысел Децимуса Бертона, можно полюбоваться эффектным подъездом к дворцу: от Трафальгарской площади вниз по Пэлл-Мэлл, через арку Адмиралтейства и мимо Мемориала, посвященного королеве Виктории.

Мраморная арка на Парк-лейн.