Тысячи людей жили тем, что они могли найти на улицах, на берегу реки и в канализационных трубах. Их можно было увидеть рано утром, медленно двигающихся между домами с мешками за спиной, высматривающих куски угля, окурки, кости и собачьи экскременты, которые считались «чистым товаром», потому что их использовали для дубления кож кожевники в Бермондси.

Собиратели костей и тряпья были вооружены палкой с гвоздем на конце, которой они тыкали в кучи мусора на грязных улочках, забирая все, что можно продать, и складывая в свои грязные мешки. Они завтракали куском хлеба, который находили, или мясом, которое оставалось на костях, поднятых с земли. В своих поисках они проходили около 25 миль каждый день и затрачивали на это восемь-девять часов. Свою добычу они продавали скупщикам, таким как отвратительный Крук в романе Диккенса «Холодный дом», в среднем зарабатывая шесть пенсов в день. Вечером они отправлялись спать в меблированные комнаты или в какой-нибудь заброшенный многоквартирный дом между доками Святой Екатерины и улицей Розмари-лейн.

«Профессиональный» искатель-мусорщик зарабатывал больше — он мог получить за мешок добычи один шиллинг и два пенса, а наиболее удачливые клали в карман пять-шесть шиллингов в неделю. Однако и это было немного по сравнению с доходами мусорщиков, которые копались в коллекторах. Эти люди считали, что им не повезло, если они не зарабатывали в неделю два фунта. Они были элитой среди искателей-мусорщиков. Мусорщики входили в коллекторы на затопляемой приливом береговой полосе реки и выходили обратно с медными или серебряными монетами, кусками железа, веревками, костями, иногда даже посеребренными ложками и половниками, ножами с серебряными ручками и ювелирными изделиями. Однако их работе мало кто завидовал, потому что она была весьма опасной. Большинство коллекторов находились в таком ветхом состоянии, что существовала постоянная угроза обвала. Еще одна опасность — можно было утонуть во время прилива, потому что часто прилив начинался внезапно, вода неслась со скоростью горных потоков. Постоянно существовала угроза задохнуться или отравиться вредными испарениями в боковых проходах коллектора, где человек мог передвигаться только ползком. Никто не имел представления о протяженности канализационных труб, и люди придумывали много историй о том, как мусорщики потерялись там и умерли от голода. Существовал также риск быть затянутым в канализационное «болото», и рассказывали истории о том, как мусорщиков засосало, несмотря на их отчаянные попытки выбраться с помощью шеста длиной в семь футов, который они всегда брали с собой. Еще коллекторы кишели крысами, и было множество рассказов о том, как крысы нападали на мусорщиков, а через несколько дней находили их скелеты, полностью объеденные. И это было правдой- многие мусорщики подвергались нападению крыс, почти у всех имелись шрамы на руках и на лице. Только безрассудно храбрые ходили в коллекторах поодиночке.

Дж. Браун. Мальчик у лотка с фруктами. 1884 г.

Но несмотря на все опасности, эти люди оставались веселыми и жизнерадостными, они продолжали работать до глубокой старости, всегда были сыты и довольны своей судьбой.

Предыдущая статьяУличные торговцы
Следующая статья«Грязные жаворонки»