Однако застройка викторианских окраин мало помогала решить проблему перенаселенности трущоб в Центральном Лондоне и Ист-Энде. Ужасающими были запустение и скопление людей там, где когда-то стояли великолепные дома, в таких районах, как Шордич и Сент-Джилс, Хэкни и Бетнал-Грин, Ламберт, Бермондси, Баттерси и Уайтфрайерс, в парке Уитстоун и Хэттон-гарден. Мужчины и женщины, надеющиеся на улучшение своей жизни, делали все, что было в их силах, но многочисленные бюрократические инстанции, через которые им следовало пройти, зачастую препятствовали их стремлениям. Вне администрация Лондона состояла более чем из 300 организаций, включая 78 приходских управлений, полномочия которых были не определены или определены нечетко. Существовали совет по мощению улиц, уполномоченные по канализации и сточным водам, совет инспекторов, комитет по охране здоровья; однако их действия, по отдельности и вместе взятые, не приводили к существенным результатам. В Сент-Панкрас, например, имелось шестнадцать советов по мощению улиц, действующих согласно 29 законам парламента: и этот район был печально известен своими отвратительно замощенными улицами. Даже после того, как был создан центральный орган — муниципальное управление по строительству, такие просвещенные и компетентные реформаторы, как лорд Шафтсбери, баронесса Бурдетт-Коатс, Октавия Хилл и американский торговец Джордж Пибоди испытывали немалые трудности в своей работе и падали духом, а результатов добивались только самые терпеливые и волевые люди.

У. Тернер. Старый Лондонский мост.