Взрослеющий Джон Стоу замечал все больше перемен в жизни Лондона; но лишь немногие радовали его. Он не одобрял того, что в садах вокруг многих больших домов были устроены кегельбаны и игорные дома, ему не нравилось, что многие богатые люди вместо того, чтобы строить богадельни, как это сделали бы их предки, захватывали общинную землю в городе и возводили на ней дома, которые похожи на «пышную процессию в праздник летнего солнцестояния, с башнями, орудийными башенками и дымовыми трубами». Он сожалел о возраставшем интересе к огнестрельному оружию, из-за чего разорялись мастера — изготовители луков, стрел и тетивы на Граб-стрит и пришла в запустение площадка для стрельбы из лука в Тассел-Клоуз, а -Визаут заволакивало дымом, когда пушки Тауэра стреляли в земляные мишени.

Игра в боулинг. 1600 г.

Король Генрих VII и Елизавета Йоркская.

Он был огорчен тем, что молодые люди больше не упражняются с мечом и щитом на улицах у своих домов и «нужно бояться худших привычек за дверями этих домов». А больше всего он сетовал на тайную и беспорядочную застройку общинных земель, вокруг церквей и даже посреди улиц, отчего те становятся такими узкими, что на них не разъехаться повозкам, телегам, двуколкам и даже ручным тачкам. Большая часть речки Волбрук, «замусоренная как никогда раньше», исчезла под зданиями, протянувшимися вдоль реки. Средневековый ров вокруг города шириной в двести футов и местами еще очень глубокий, превратился в грязный канал — Хаундсдитч («собачий ров»), по словам Стоу, он вполне заслуживал свое название, так как туда кидали мертвых собак. Между воротами Алдгейт и Тауэром, где когда-то уровень воды был таким высоким, что могла утонуть лошадь, ров полностью засыпали, а на его месте находились огороды, мастерские плотников, боулинги и сдаваемые в аренду дома. На рынках в и Фаррингдон-Вард постройки мясников разрастались все шире: сначала торговцы делали крыши над своими прилавками, потом вместо прилавков ставили большие навесы, и в конце концов строили крепкие дома, которые теперь занимали дорогу, где раньше ходили покупатели. То же самое происходило на Найтрайдер-стрит у рыботорговцев.