Здание новой Королевской биржи, безусловно, более интересное, чем сгоревшее при пожаре, как и , влекли к себе любознательных приезжих. Вымощенный двор Биржи был всегда полон торговцами и покупателями, туристами и бездельными зеваками; здесь можно было видеть голландцев в нитяных шляпах с засунутыми в карманы руками; испанцев в коротких плащах с засыпанными табаком усами; шотландцев, ирландцев, евреев; а также священников, служанок, читающих расклеенные объявления о работе, головорезов с хитрыми ухмылками, высматривающих жертву, чтобы похитить ее, уволочь на борт судна и отправить на американскую плантацию. Все это множество людей кричало, спорило, смеялось, хмурилось, потело, улыбалось, пялилось, прогуливалось по дорожкам, направляясь в какой-нибудь из 160 магазинов, расположенных над галереей Биржи. Сквозь толпу проталкивались носильщики, разносчики товаров, вразнобой предлагавшие корень мандрагоры, стимулирующие напитки и бальзамы, каштаны и апельсины, а также дряхлые старики, продававшие стеклянные глаза, зубы из слоновой кости, мозольные пластыри и очки.

После обеда в таверне, состоявшего из телятины, гусятины и чеширского сыра или жареной свинины в знаменитом ресторане «Пай Корнер» («Кусок пирога») на улице Гилтспур-стрит, приезжий мог летом посетить сельскую местность, узнать свою судьбу у цыган, живших в лесах Норвуда, или прогуляться в садах Черри-Гарленз в Ротерхите.

Королевская биржа. Раскрашенная гравюра.

Хотя сельская местность отодвигалась все дальше от Лондона, туда еще было легко добраться. Уже не разрешалось охотиться в Сент-Джиле и Сохо или на Грейз-Инн-Филдз, как это делал столетие назад лорд Беркли, но желающим достаточно было преодолеть не многим больше мили, чтобы поохотиться в Хэмпстеде или пострелять уток на прудах в Сент-Джордж-Филдз и Айлингтоне. Последний славился не только своими пирожными и сливками, сбитыми с вином и сахаром, здесь были чудесные места для прогулок — поля в Кенонбери или за рекой в Уонстеде, где в местечке Мобз-Хоул жена баронета Баттерфилда устраивала танцы под звуки волынок, скрипок и труб и угощение из телятины с беконом, поджаренных на деревянном шампуре.