Генри Джермин — загадочная, если не сказать печально известная личность. Его отец, сэр Томас Джермин, был личным советником короля и вице-управляющим при дворе, однако влияние младшего Джермина при дворе было несравнимо больше. Это влияние объясняется тем, что Генри и мать короля, Генриэтту Марию, связывала тайная любовь — фактически он являлся ее негласным мужем, о чем сообщали многочисленные слухи. Некоторое время он был английским послом во Франции, а затем, в 1628 г. его назначили вице-управляющим при дворе Генриетты Марии. С тех пор он никогда не терял ее благосклонности. Страсть королевы к нему не ослабевала — наоборот, усилилась после того, как он соблазнил одну из ее фрейлин, но отказался на ней жениться. В 1639 г. Генри стал шталмейстером королевы. Четыре года спустя он стал ее секретарем и начальником личной охраны; во время пребывания двора в ссылке он полностью управлял ее финансами. Это позволяло ему иметь великолепный экипаж и прекрасный стол в то время, когда другие придворные, менее ловкие, жили в нужде.

Д. Ступ. Екатерина Браганза. 1660- 1661 гг.

Сент-Джеймсский парк возле Букингемского дворца.

Хотя Генри Джермин вызывал постоянную и повсеместную зависть и недоверие, его бессовестность и беспринципность были на руку королю, который соответственно и вознаграждал его. Джермина назначили лорд-адмиралом, хотя он мало что знал о море и не испытывал интереса к морякам, как, впрочем, и большинство его предшественников на этой должности. Во времена Реставрации ему даровали титул графа и отправили послом в , где он сумел найти возможности для увеличения своего и без того значительного состояния.

По словам одного из его многочисленных недругов, поэта Эндрю Марвелла, Генри Джермин был человеком с «плечами ломового извозчика» и «внешностью мясника»; он вернулся в с неуемной жаждой азартных игр, интриг и денег, будучи «скорее французом, чем англичанином».

Джермин уговорил короля отдать ему в аренду часть района для застройки. К 1665 г. он уже имел фриголд (право собственности) на половину этой земли, включая центральную часть, где должны были построить площадь -сквер. Чуть позже у него оказалось право аренды до 1740 г. и на остальную часть района.

Вместе со своими партнерами — в их числе был и сэр Томас Клар-джис, врач, попавший в поле зрения короля во время своей службы у генерала Монка, ставший затем придворным и финансистом, — граф Сент-Албанз вскоре освоил всю землю вокруг центральной площади, сдав участки различным спекулятивным застройщикам, которые обязывались соорудить здесь дома для знати. Он проложил несколько улиц позади придомовых участков и назвал главные — Ажермин-стрит в честь себя, и Карл-стрит в честь своего покровителя, Аьюк-стрит и Аьюк-оф-Иорк-стрит — в честь брата короля и Бамбес-стрит в честь верного слуги короля. Он построил рынок Сент-Албанз-маркет, хотя чаще его называли Сент-Джеймс-маркет, возвел церковь, спроектированную Реном, выходившую фасадом на Джермин-стрит, а северной стороной — на дорогу к Найтсбриджу, которая вскоре стала называться Пикадилли.