На седьмой год правления императора Нерона в недавно завоеванной провинции Британия вспыхнуло восстание кельтских племен. Люди племени ицени в Норфолке, и без того недовольные жестоким правлением римлян, пришли в ярость, когда в 61 г. н. э. римские солдаты ворвались во дворец королевы иценов Боудикки, иссекли ее плетьми за то, что она противилась разграблению богатств своего народа, и изнасиловали двух ее дочерей.

При поддержке соседнего племени тринованов ицены напали на римский Колчестер, устроили кровавую расправу над его жителями, сожгли здания и, наконец, разгромили IX легион, который прибыл из Линкольна слишком поздно и не смог защитить город. Затем эта огромная ожесточенная армия под предводительством Боудикки повернула на юг в сторону Темзы и уже через несколько дней достигла порта Лондиниум.

Лондиниум являлся в то время всего лишь речным торговым центром. И хотя в нем, вероятно, имелись значительные военные склады, но опорным пунктом римских легионеров он не был и даже не обзавелся оборонительными стенами. В городе стояло всего несколько построек из твердого известняка (бутового камня) с черепичными крышами, но большинство домов оставались деревянными, а крыши — тростниковыми, что, конечно, делало эти сооружения весьма уязвимыми. Все причалы со сваленными там лесоматериалами, пристани на сваях, множество расположенных в беспорядке складов, магазинов и таверн, растянувшиеся вдоль береговой линии плетеные лачуги свинопасов и рыночные прилавки — все просматривалось как на ладони и было ничем не защищено.

Большая часть войск римского наместника Светония Паулина, управлявшего в то время провинцией, находилась далеко в Уэльсе. Когда начался бунт, ему пришлось отказаться от попыток защитить Лондиниум и оставить его на произвол судьбы. Разъяренные племена, пришедшие с севера, разрушили порт быстро и полностью. Лондиниум был сожжен дотла, его жители вырезаны, улицы и здания погребены под грудами камней и пеплом.

Такова была месть Боудикки. Но окончательной победы королева не увидела. При поддержке империи Паулин навязал британским племенам бой и разгромил их. Чтобы не быть захваченной врагами, Боудикка приняла яд, разделив участь многих тысяч погибших кельтов.

Несмотря на то что первый Лондиниум полностью стерли с лица земли, вскоре на этом же месте вырос новый город, еще лучше прежнего. Римляне понимали: это место является ключевым для провинции Британия.

Задолго до прихода римлян на эти земли коренное население острова и предыдущие завоеватели основали много поселений вдоль берегов Темзы. Река служила водной дорогой, являлась источником пищи, связывала не только отдельные поселения, но и сам остров с континентом, частью которого Британия была до того, как разлив северных морей оторвал ее от материка. Однако на всем протяжении этой широкой реки существовало только одно место, которое подходило римлянам для строительства порта и торгового центра. Им оказалась земля, на которой и основали Лондиниум. Поселения ниже по течению не годились на роль портов — там не было галечного дна, чтобы утвердить на нем мост или переправу; выше по течению река в те времена была на сотню футов шире и по крайней мере на пятнадцать футов мельче, чем в наши дни, поэтому большие суда торгового флота империи не смогли бы там пройти. Именно Лондиниум оказался тем местом, где приливные воды обеспечивали необходимые условия для флота, именно здесь сходились столь важные для римлян дороги и была безопасная переправа через реку.

Год от года город рос и набирал силу. К середине III столетия, когда он превратился в административную, финансовую и торговую столицу провинции, его население насчитывало приблизительно 30 тыс. человек; через 50 лет это число удвоилось. Римско-британские лондонцы начала IV в. жили на территории площадью 326 акров, защищенной крепкой полукруглой каменной стеной. Длина стены была три мили, толщина у основания — восемь футов (около 2,5 м), высота — 20 футов (около 6 м). Дороги, ведущие в город, упирались в ворота. Позднее стены укрепили выступающими башнями и дополнительной крепостью возле ворот Крипплгейт. Стены тянулись вокруг города вдоль реки от холма, где сейчас находится , до того места, где река Флит впадала в Темзу (в то время город еще не добрался сюда), примерно на расстоянии мили к западу.

Статуя Боудикки с дочерьми. , . Бронза.

Чуть ниже по течению от того места, где сегодня находится Лондонский мост, был построен деревянный мост через Темзу. Ширина его позволяла пропускать два потока движения: один поток людей и транспортных средств направлялся из Лондиниума в пригород на другой стороне реки (теперь это район Саут-ворк), другой шел к городским воротам. Башни этих ворот были обращены к длинным причалам, у которых пришвартовывались многочисленные парусные суда.

Вымощенные улицы в центре города были широкими, прямыми, симметрично расположенными, здания вдоль улиц стояли крепкие и внушительные. Большая часть сооружений, возведенных римлянами после разрушения города войском Боудикки, строились из кирпича, камня, покрывались черепицей. В основном городские дома были низкими и небольшими, стены красили в темно-красный цвет, пологие крыши — в более светлый, оранжево-розовый. Но были и другие здания, в четыре-пять этажей, с фонтанами, бьющими во внутреннем дворе, и лозами, оплетающими стены садов. Портовый же чернорабочий люд продолжал ютиться в лачугах, похожих на ульи, или деревянных хибарах, крытых тростником или соломой.

Путника, прибывшего через речные ворота, встречало огромное, впечатляющее здание на Корнхилл-стрит, торговый и административный центр города. Оно имело в длину 500 футов, стены с арками высотой 70 футов были выложены изнутри мрамором. Рядом стоял изящный храм таинственного Митры — персидского бога солнца, культ которого существовал у легионеров, — ни в чем не уступавший другим храмам западных провинций Римской империи.

Карта римского Лондиниума. 1879 г.

Руины городской стены времен римской Британии. Лондон.

Общественные бани у ворот, широкие арки входов в многочисленные лавки и учреждения, виллы купцов с галереями, монетный двор, без передышки чеканивший золотые и посеребренные медные монеты, — все это подкрепляло веру путника в то, что этот город заслуживает свое новое название — Аугуста («славный»). Оно было присвоено Лондиниуму во время правления римского императора Грациана.

В городе царил весьма цивилизованный быт, приятный для всех жителей, за исключением бедняков. В хозяйствах за городскими стенами производили отличное мясо, в садах внутри города выращивали замечательные фрукты и овощи, имелась чистая свежая вода, без ограничений поступавшая по водопроводу из выдолбленных древесных стволов. Кроме Темзы и Флита, несших свои воды вдоль южной и западной стен, была еще небольшая речка Волбрук. Извиваясь, она двумя руслами проходила по болотистой местности недалеко от дороги на Колчестер, текла по водопропускным трубам в северной стене и затем вверх, прямо к центру города. Все эти реки были богаты рыбой: лососем, форелью.

Вдоль восточного берега Волбрука, к северу от храма Митры, располагались дома богатых горожан, обогреваемые зимой с помощью труб, проложенных под мозаичными полами. Эти здания были расцвечены яркими красками, удобно меблированы, богато украшены мрамором, бронзовыми изделиями, статуэтками из терракота. Многочисленные сохранившиеся фрагменты предметов того времени дают представление о том, как комфортно жили в этих домах, насколько культурный образ жизни вели их обитатели: блюда и чаши из голубого стекла и янтаря, тарелки из серебра, ножи, ложки, масляные лампы и подсвечники, чернильницы и перья, восковые таблички, флейты из кости, свистки, игральные кости, бронзовые колокольчики и зеркала, ушные пинцеты, множество вещей с туалетного столика — от деревянных расчесок, баночек с мазями, бутылочек с ароматическими жидкостями, горшочков с губной помадой до бус, сережек, браслетов и маникюрных наборов.

Иногда некоторые предметы вызывают в уме менее приятные картины жизни Аугусты (Лондиниума): плеть из бронзовой проволоки, которой наказывали слуг, или мраморная гробница гладиатора, или же восковая табличка со словами «Обращаться хорошо. Эта рабыня продается». Иногда из земли бывает извлечен предмет, который мгновенно как будто стирает 16 веков дистанции между прошлым и настоящим: например, набор хирургических инструментов, изящные весы, печать офтальмолога для рецептов, надпись на латинском на соединительной черепице, нацарапанная каменщиком, недовольным своим ленивым товарищем: «Аусталиса нет на работе каждый день в течение последних тринадцати дней».

В городе не могло быть недостатка в работе. В пределах городских стен находились кирпичные, стекольные заводы, столярные мастерские, мастерские каменотесов, фабрики, производящие инструменты и сельскохозяйственную технику, а также мебель и обувь. Ткани плели дома, однако кожаные туфли и сандалии (сделанные индивидуально) с затейливо украшенной подошвой и инициалами владельцев, безусловно, создавались профессиональными сапожниками.

Также не было и недостатка в роскоши у тех, кто мог себе ее позволить. Вино (с лучшим, чем британское, сбраживанием) и оливковое масло привозили из Италии, ковры и ткани — из Египта, слоновую кость, шелк, перец и специи — с Востока. Несмотря на то что Аугуста (Лондиниум) являлась форпостом Рима, это было не только крупнейшее поселение Британии, пятое по величине на запале Римской империи, но и один из самых примечательных городов, расположенных севернее Альп.

Бронзовая голова римского императора Адриана. Найдена в Темзе.

Римские предметы быта, найденные в Британии.

Однако в IV в. благополучию города настал конец. Римская империя приходила в упадок, а вместе с ней и Лондиниум. Еще до того, как император Гонориус вывел римские легионы из провинции, ее реки уже кишели пиратами, а саксонские захватчики основали свои поселения вдоль юго-восточного побережья. В 457 г. в Лондиниум, город, утративший былое величие, бежали британцы, уцелевшие в Кентской битве против свирепых военачальников саксонского вождя Хенгиста. После этого события в течение полутора веков о судьбе города ничего не известно.

Карта Аугусты (Лондиниума).