В 1834 г., когда король Вильгельм IV распустил кабинет лорда Мельбурна, а Джозеф Хансом представил публике свой «запатентованный безопасный экипаж», под руководством Роберта Стефенсона началось строительство железной дороги — Бирмингем. Успех железной дороги Ливерпуль — Манчестер, открытой четырьмя годами ранее, вызвал «железнодорожную манию», вскоре захлестнувшую всю страну.

Парламент в течение трех лет правления королевы Виктории был вынужден давать разрешения на строительство сотен тысяч миль рельсовых дорог. Этот железнодорожный бум превращал одних людей в миллионеров, уносил состояния других и бесповоротно изменял облик и характер Лондона. «Какая пропасть между настоящим и прошлым, — говорит один из персонажей Уильяма Теккерея. — Старый мир уходит… Ваши железные дороги начали новую эпоху… Мы, жившие до появления железных дорог и пережившие старый мир, чувствуем себя как Ной и его семейство после выхода из ковчега».

Железная дорога Лондон — Бирмингем пролегла на северных окраинах города, начинаясь от депо в Кэмден-таун и проходя через вокзал на площади Юстон. У входа в этот первый вокзал Лондона была воздвигнута огромная дорическая арка, спроектированная Филипом Хардвиком — как символ основательности предприятия Стефенсона.

Вокзал Юстон был открыт в 1838 г., однако к этому времени железная дорога Лондон — Бирмингем уже не являлась единственной в Лондоне. Два года как функционировала железнодорожная ветка Лондон — , а до депо на Фенчерч-стрит протянулись рельсы дороги Лондон — Блэкуол. Вслед за тем положили ветки в Кройдон, Саутгемптон, Хастингс и Дувр. В течение следующих лет помимо Юстона появилось еще несколько вокзалов, возле многих из них построили большие гостиницы.

Из-за этой революции в области транспорта изменился облик целых районов Лондона. Уже в 1844 г., когда на Бишоп-роуд в Паддингтоне была построена конечная станция Большой Западной железной дороги, один из иностранных гостей города отметил, «какой абсолютно новый и интересный район» появился в Лондоне в связи с этим строительством. Такого же рода преобразования происходили и вокруг других вокзалов, как только заканчивалось их строительство: сносили множество домов, улиц и площадей, расчищали территории для прокладывания железнодорожных путей, выселяли тысячи жителей. В ходе строительства железной дороги Лондон — Бирмингем 20 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома, большинство из них не хотело уезжать далеко и наводняло и без того перенаселенные близлежащие районы, заполняя дома, покинутые представителями среднего класса, которые, воспользовавшись преимуществами железной дороги, переехали еще дальше от центра Лондона.

Железнодорожные компании несли юридическую ответственность перед жителями, чьи дома оказались снесены. Однако это правило не всегда соблюдалось, и переселяться в новые дома людям предлагали за такую арендную плату, которую они не могли вносить. Так, при прокладывании путей Железнодорожной компанией Северного Лондона были снесены 900 домов; компания не смогла обеспечить нормальным жильем людей, оставшихся без крова.