Участь тысяч людей, работавших в лондонском порту, была не легче. Портовый район в то время уже занимал территорию свыше 90 акров в округах Сент-Ажордж, Шэдвелл и Уоп-пинг. Три тысячи чернорабочих всякого рода и разных национальностей ежедневно тратили много усилий, чтобы в здешних сутолоке, шуме и вони найти работу. Когда утром открывались ворота порта, они толпой двигались к бригадирам, которые выкрикивали, сколько человек им нужно сегодня; рабочие тоже кричали, прыгали, дрались, махали руками — словом, неистовствовали, чтобы их заметили и дали тяжелую работу за полкроны в день. Людей было всегда больше, чем работы; некоторые неделями ходили сюда каждый день, но не могли устроиться, им помогали не умереть с голоду те, кому работа доставалась достаточно часто. Основная работа в порту заключалась в том, чтобы вращать огромные колеса, которые приводили в движение подъемные механизмы. На каждое колесо нужно было по шесть — восемь человек — они просто ступали по дощатым лопастям на колесе, и этот унылый монотонный труд походил на каторгу. Другой портовой работой была погрузка товара или переноска тюков от причала к причалу.

Грузчики, имевшие специализацию, — те, кто грузил лесоматериалы, корабельный балласт, уголь (рабочие переносили на спине мешки с углем из судов в вагонетки), — находили работу через подрядчиков. Подрядчик брался выполнить работу за определенную плату, рабочих для этого находил в трактире, владельцем которого зачастую был он сам. Заработанные деньги он не отдавал, пока рабочие не выпивали в трактире две-три пинты пива, и к тому моменту, когда им выдавали на руки остатки денег, они зачастую оказывались уже сильно пьяными.

Г. Поре. Допуск в ночлежку. Из серии «Путешествие в ». 1872 г.

Носить мешки с углем на спине было опасным делом, и очень мало кто мог зарабатывать таким способом более 20 лет. Парнишка, который начал переносить тяжелые мешки в 15 лет, к 35 становился уже стариком. Многие вынужденно бросали эту работу еще раньше, поскольку у них лопались кровеносные сосуды и возникали грыжи. Тем не менее недостатка в желающих заниматься такой работой никогда не было. Оплачивали ее относительно неплохо, и эти деньги позволяли много пить — а много пили почти все грузчики: по утрам обязательно находился хоть один, выпивавший перед работой не менее 16 кружек пива с добавкой джина.