Речная полиция на Темзе обязана своим созданием Патрику Колкхауну, шотландскому предпринимателю, имевшему решительные убеждения по поводу социальных реформ. Эти убеждения и привели его на должность мирового судьи. В своем «Трактате о городской полиции» Колкхаун показал, насколько острой является проблема, с которой столкнулся Лондон. По его подсчетам, более 100 тыс. человек в городе зарабатывали «занятиями криминального, нелегального или аморального свойства».

Ежегодный размер краж составлял 2 млн фунтов; профессиональных воров стало так много, что появились «опасения, смогут ли существующие органы власти удерживать их в определенных рамках».

Трактат Колкхауна не вызвал немедленной реакции властей. Однако здравый смысл его автора убедил торговцев Вест-Индской компании просить у него совета по мерам предупреждения преступлений в речных доках, где компания несла огромные убытки из-за банд пиратов, коррумпированных чиновников и вороватых рабочих. В результате по рекомендации Колкхауна и была создана речная полиция, а после того, как все убедились в ее эффективности, она была утверждена правительством.

Правительство нужно было долго убеждать, чтобы оно согласилось с требованиями распространить деятельность речной полиции на весь город. Страх, вызванный зверскими убийствами двух семей на Рэтклифф-Хайвее в течение одной недели декабря 1811 г., который можно сравнить разве что со страхами лондонцев в 1888 г., когда в городе орудовал Джек Потрошитель; далее всеобщее беспокойство, вызванное в 1820 г. деятельностью заговорщиков с улицы Кото, планировавших убийство всех членов правительства, захват Мэншн-Хауса и Банка, — все это вызвало новую волну требований по созданию эффективной полицейской организации.

Однако, как только опасность миновала, все успокоились и шум затих. И лишь после того, как прокатились поддержанные солдатами беспорядки, вызванные возвращением в Англию нелюбимой в народе жены Георга IV, наконец были приняты меры. Сэра Роберта Пила назначили министром внутренних дел.

Дж.Браун Мальчик с собакой