Завершение строительства в 1757 г. объездной дороги Нью-роуд, которая разгрузила оживленную Оксфорд-роуд и соединила Падингтон с Айлингтоном, постепенное улучшение других важных дорог, проводимое застройщиками, заинтересованными в получении прибылей от пошлин за въезд, собираемых на заставах, исчезновение разбойников — все это ускорило развитие деревень вокруг Лондона, чьи жители ежедневно ездили в город на работу.

Типичным примером может служить рост Кенсингтона в последние годы XVIII в. и в начале следующего. Там уже имелось два замечательных дома, Холланд-Хаус и Ноттингем-Хаус, что делало это место вполне привлекательным. Но во время правления королевы Анны площадь Кенсингтон, первая площадь в деревне, была окружена лишь полями и садами. Только в эпоху Регентства здесь началась настоящая застройка: появились площади Эдвардс-сквер, Тре-вор-сквер, Монпелье-Плейс, Пелхэм-Крисчент и Ирлз-Террас.

Ко времени строительства этих площадей Хэмпстед и Хайгейт также превратились в крупные, привлекательные районы. И пускай большая часть интересных мест Лондона находится к северу от Темзы, Далвич и Кембер-велл, к примеру, тоже не упустили шанс стать отличными поселениями, с собственным укладом и характером жизни, с хорошими дорогами, соединившими их со столицей.

Наиболее интенсивное строительство шло вдоль реки. и Блэк-хит, Вулвич и Брентфорд, Чизвик, Ричмонд, Твикенхэм и — все они стали самостоятельными и густонаселенными районами. Поблизости от прекрасного Марбл-Хилл-Хауса графини Саффолк, экстравагантного в своей оригинальности «замка» Хороса Уоппола в Твикенхэме, изящных домов в парке Ричмонд-Паласа или Хэм-Хауса в Петершэме, неподалеку от особняка, построенного Хансом Слоуном на месте снесенного дома Томаса Мора в Челси сельские обитатели могли наслаждаться своей тихой и мирной деревенской жизнью. Близость Лондона никак не затрагивала этих людей — до тех пор, пока неумолимая волна строительства не накрывала их с головой.

Капитель колонны церкви Всех Душ. Архитектор Дж. Нэш.