Северные пригороды были намного тише и населены меньше, чем . Здешние болота, пересеченные насыпями, поросшие вереском, вскоре осушили и на их месте разбили общественный парк. Стали заметно расти (не в последнюю очередь из-за приезда большого числа гугенотов, бежавших с континента) пригороды , и . Ранее их рост сдерживали монастырские земли, а теперь по обеим сторонам дороги на Хокс-тон тянулись ряды домов. Однако крупномасштабное строительство на севере было затруднено по ряду причин, не свойственных другим пригородам Лондона. , , , и строились на плотной глине, поэтому там невозможно было создать хорошую дренажную систему. Непреодолимой, казалось, проблемой стал и вопрос водоснабжения. Повсюду в Лондоне дождевая вода задерживалась в почве над слоем глины, не пропускавшим воду, поэтому ее доставали из неглубоких колодцев; но там, где глина выходила на поверхность, дождевая вода не могла сохраняться, и бесполезно было рыть колодцы. Эти геологические особенности не давали городу интенсивно расти в северном направлении, приходилось ждать появления более совершенных способов снабжения водой.