В середине века лишь половина детей Лондона от 5 до 15 лет ходили в школу. На улицах было полно детей, которые имели самое поверхностное знание о том, что не касалось их повседневного существования. Даже когда в 1870-х гг. правительство начало признавать свою ответственность в этой области, обучение бедных оставалось крайне бессистемным. Матери тех детей, которые все-таки ходили в школу, должны были искать дополнительную работу, чтобы возместить потери в семейном бюджете, в то время как их маленькие дети в классных комнатах вдыхали крепкий запах стимулирующего «зелья Годфри» или опиума.

Мальчику должно было очень повезти, чтобы после получения примитивного образования стать учеником в престижной, хорошо организованной отрасли, например в строительстве, на котором в 1851 г. трудилось больше всего лондонских рабочих — более 60 тыс. человек. Квалификацию можно было получить, устроившись учеником или подмастерьем, например в пивоваренных компаниях «Уайтсбред» в Финсбери или «Барклай и Перкинс» в Саутворке; в морском транспортном строительстве в компаниях «Гринз» в Блэкуолле или «Файрбернс и Напирс» в Миллу-олле, которые делали большие пароходы, такие как «Великий Восточный» («Грейт Истерн») в 1854-1858 гг. Росло и число вакансий в новых развивающихся видах промышленности. Крупные газовые компании в Хорсферри-лейн и Брик-лейн, расширяющиеся фабрики компании «Лондонское газовое освещение» и «Кок», которая уже в начале 1820-х гг. проложила сотни миль газопроводов, сеть железнодорожных линий, складов и паровозных депо, — все они набирали учеников. Однако на протяжении Викторианской эпохи большинство лондонских детей были вынуждены заниматься работой, которая не давала ни квалификации, ни хорошего дохода, но при этом занимала даже больше чем 64 часа в неделю летом и 52 часа зимой (трудовая норма в хорошо организованном строительном бизнесе). Небольшое число тех, кто служил в частных домах,- только в Лондоне в 1851 г. насчитывалась 121 тыс. таких работников — трудились по 80 часов в неделю с оплатой полпенни в час плюс содержание.

Уличный продавец в Гринвиче.

Каким бы малым ни было подобное вознаграждение, в Лондоне жило множество людей, которым приходилось довольствоваться еще меньшим. Огромное число оборванных бродяг, описанных на страницах монументального исследования Генри Мэйхью «Рабочие и бедные Лондона», существовало на грани выживания.

Предыдущая статьяЛондон во времена Генри Мэйхью. 1840-1887 годы
Следующая статьяУличные торговцы