Крупувки — главная у лица Закопане

Улица Крупувки — главная в Закопане. Ее когда-то называли дорогой грешников. Сюда каждый выходной приходили в старый костел рабочие из соседних Кузниц (это теперь район города), а потом оставляли в корчмах недельный заработок. Если иметь в виду возможность развлечься, то с тех пор здесь ничего не изменилось. Чуть ли не в каждой корчме гостей ожидает гуральская музыка.

Сувениры — на любой вкус, от орлиных гуральских профилей, вырезанных из дерева, до острого копченого сыра, который называется «осцыпек». Его делают в деревянных формах с местным орнаментом. Нечто похожее можно купить везде, но настоящий аромат — только здесь, потому что неповторимы не только технология, но и местное сырье.

В начале сентября сюда съезжаются на самый популярный праздник горцев всего мира — Международный фестиваль фольклора горских земель. Эта неделя полна музыки, танцев, старинных обрядов. Улица наполняется людьми в красивых разноцветных одеждах, лотками народных умельцев, де- лающих свой товар на глазах у всех. Тут устраивают поэтические конкурсы, художественные выставки на открытом воздухе, дегустируют национальные блюда. Зрители могут не только понаблюдать подлинный горский фольклор, но и принять участие в празднике.

Чуть дальше, у подножия Губалувки, — канатная дорога на Буторовы верх (1120). Оттуда красивый вид: на юге — Татры, на севере — Подхалье. Эта гора — часть Губалувского горного пояса, что и определяет здешний климат. Как здесь шутят, с одной стороны Татры, с другой — Губалувка, а между ними дождь… Осадков действительно выпадает больше средней нормы, зато много рек начинаются именно здесь. «Вода» по-гуральски — значит горная речка, поток. Вот и сбегают со здешних гор Быстрая вода и Белая, Седая и Тихая, Черный поток и Желтый…

С Губаловки хорошо виден Гевонт, склон Закопане. В начале прошлого века на ее вершине по инициативе закопанского ксендза поставили железный 15-метровый крест, чтобы ознаменовать смену столетий. Потом этот крест появился и на городском гербе. А окрестные хребты вместе с Гевонтом напоминают фигуру спящего рыцаря. Говорят, что когда родине станет плохо, он проснется…

Второй после Гевонта символ Закопане — Каспровы верх. Зима там длится от середины октября до начала мая, а в июле на тенистых склонах еще лежит снег. В 1935 г. туда проложили канатную дорогу, первую в Польше и 60-ю в мире. Строительству предшествовали горячие дискуссии общественности, опасавшейся за природу. Но дорогу все-таки построили, ее длина примерно 4 км, а перепад высот — более 900 м. По ней ежегодно поднимаются сотни тысяч туристов, чтобы посмотреть вокруг с высоты 1959 м.

Здесь расположен Татранский национальный парк, где человек должен вести себя не как хозяин, а как гость. Туризм ограничен, и ходить по горам разрешается только по обозначенным маршрутам. Нельзя разводить костры, собирать плоды, ловить рыбу — за все это штрафуют. Кроме того, Татры — горы серьезные и легкомыслия не прощают. Причиной несчастных случаев часто становится внезапная перемена погоды, и уже на высоте 1500 м снегопад случается в любое время года. Бывает и сильный ветер, до 300 км/час, он может дуть два-три дня, и тогда склоны покрываются буреломом.

В долинах часто встречаются косули и олени, выше — серны и сурки, а если повезет, то можно увидеть даже бурого медведя или горного орла. Сурку не повезло больше всех. Согласно гуральским поверьям это одно из чудес природы, и в его сале и есть лекарства от всех болезней. По осени, когда зверьки собираются залечь в спячку, начинается добыча… Результат? Куда чаще можно увидеть его симпатичную фигурку в сувенирных киосках, чем в природе.

Закопане граничит деревня Поронин, известная тем, что когда-то туда заглянул Ленин, и по этому случаю ему там поставили памятник, подаренный советскими товарищами, все экскурсии из СССР неизменно вели сюда. Однако местные жители относились к этому скептически, считая, что музей появился по ошибке: мол, на самом деле вождь останавливался не здесь, а в соседнем Белом Дунайце, о чем создатель мемориала не мог знать, потому что не умел прочитать документы, написанные по-русски.

Но как бы там ни было, а сегодня в Поронинеуже нет ни того музея, ни памятника.