Архитектура этих зданий показывает, как сильно было влияние Палладио на гений Джонса. Сохранилось лишь малое число его зданий, но изящные эскизы таких сооружений, как Королевская биржа Грэшема в Корнхилле, демонстрируют стиль классического фасада, который вскоре станет господствовать на лондонских улицах, вытесняя хаос и упрощения, характерные для архитектуры времен Тюдоров и Якова I.

Более поздними из его проектов, которые можно видеть воочию и поныне, являются Квинз-Хаус, построенный для жены Джеймса I в Гринвиче, капелла Квинз-Чепел во дворце , первоначально предназначенная для испанской принцессы, на которой в 1623 г. надеялся жениться принц Карл, и Банкетный дом в Уайтхолле, величественный небольшой дворец в итальянском стиле, который, как надеялись, станет архитектурным образцом для целого ряда новых построек и вытеснит наконец тюдоровский дворцовый стиль.

Действительно, контраст между новыми домами Иниго Джонса и их соседями, зданиями времен Якова I, был разительным. Многим лондонцам не нравился новый стиль, расцветавший под покровительством королевского двора. Средний горожанин отдавал предпочтение старым знакомым фронтонам, декоративным элементам, каменной кладке и деревянной отделке и не понимал новых конструктивных идей, а скульптурные украшения казались ему «похожими на головы Горгоны или ведьм, наводящих порчу».

 

Квинз-Хаус. Архитектор Иниго Джонс. 1614 — 1617 гг.

Особенно странной казалась новая площадь, которую Иниго Джонс спроектировал для графа Бедфорда. Идея построить церковь и площадь со сплошной линией домов, обращенных внутрь, к центральному двору, не была в новинку для тех, кто путешествовал за границей; однако для лондонца, который никогда не покидал пределы Англии, эта мысль представлялась ужасной. Джон Эвелин, посетивший в 1644 г. Легхорн и признавший, что церковь и очень удобная просторная пьяцца там дали первые идеи по строительству церкви и пьяццы в », считал, что лондонский вариант был всего лишь плохой копией.