Итак, к западу от города стали быстро расти районы с богатыми домами. Однако на Вестминстере, расположенном как раз на западе, это почти не сказывалось. Здесь появлялись особняки разве что тех, кто служил при королевском дворе или в каком-либо из правительственных учреждений. В непосредственной близости от королевских дворцов не было и нищенских хибар, поскольку за исполнением указов короля о запрете подобного строительства здесь следили строго. Но в других местах Вестминстера грязные трущобы точь-в-точь походили на лондонские. Длительное отсутствие переезжающего королевского двора лишало богатой добычи тех, кто кормился вокруг него воровством и попрошайничеством. Поэтому сотни воров и грабителей искали поживы в узких улочках вокруг аббатства, где можно было встретить богатых придворных и доверчивых иностранцев. Их привлекал также (не только поживой, но и безопасностью) вестминстерский собор. Воровская улица (Тивинг-лейн) носит свое название с тех времен, когда она была населена ворами — задолго до того, как там построили тюрьму, куда сажали здешних невезучих обитателей.

Болотистая местность, на которой построен , постоянно угрожала его жителям болезнями. Но дальше на север пространство становилось более открытым, а воздух здоровым. Именно здесь, между суетой Лондона и Вестминстера, на удобном расстоянии от них обоих, сооружали свои дома богатые люди. Застраивались улицы Сент-Мартин-лейн позади собора, Лонг-Эйк, Грейт- (названная в честь королевы Анны, жены Джеймса I), Лин-кольнз-Инн-Филдз и Конвент-Гарден (ныне ) в поместье графа Бедфорда.