В морских портах часто вспыхивали эпидемии — то же самое могло случиться и в Лондоне; заразу, по мнению властей, могли разносить и те, кто часто посещал бордели и «непристойные пьесы» в театрах. Поэтому летом 1580 г. вышло постановление, согласно которому запрещалось строительство новых домов в пределах трех миль от любых городских ворот и расширение уже существующих. С этого момента более ста лет неоднократно выходили подобные указы и правила, определявшие, например, какие материалы можно использовать для ремонта или расширения домов, а также наказание для домовладельцев и строителей, нарушивших запрет. Построенные без разрешения дома сносили.

В 1593 г. закон, принятый парламентом, подтвердил постановление 1580 г. Многочисленные нарушения этих указов вызвали появление еще одного такого же — в 1602 г. А через год после смерти королевы Елизаветы, в 1604 г., разразилась страшная эпидемия чумы, только в Лондоне унесшая 30 тыс. человек. Один из первых законов, изданных Джеймсом I, указывал на причину эпидемии — перенаселенность. Однако власти оказались не в состоянии противостоять росту населения. Политика запрещения строительства новых домов, проводившаяся в надежде ограничивать этот рост, приводила лишь к тому, что бедняки втискивались в уже существующие дома, создавая ужасную тесноту. Оказались обречены и все попытки властей не допустить возведение новых домов.

Так, никто и не подумал препятствовать строительству новой конюшни и надворных построек во дворце , королевской конюшни у . Когда в 1608 г. шла перестройка дворца Солсбери-Хаус, никто официально не возражал против доставки в Лондон 60-70 т камня. Камень брали из разрушенных ворот дворца в Кентербери, при этом лорду Солсбери советовали использовать внутреннюю часть ворот, где выемка камня была бы меньше заметна для горожан, которые «проявляли много беспокойства». Многочисленные же, действительно предпринимавшиеся попытки не допускать строительства менее привилегированными горожанами успеха зачастую не имели.

Дворец Слчип-Дшеймс.

Дворец Сент — Джеймс.

В 1607 г. Джеймс I издал новый закон, который после очередной констатации «тесноты и переполненности домов жильцами и квартирантами» повторил многие из предыдущих запретов и усилил наказание за невыполнение. Там же говорилось, что дома, построенные незаконно, могут быть снесены даже через семь лет после завершения их строительства и что пристройки не должны занимать более трети изначальной площади здания. При определенных условиях могли выдаваться разрешения на строительство новых домов, но они должны были быть возведены из кирпича или камня и в стиле, одобренном олдерменом.

Но и этот закон, как и предыдущие, горожане по большей части игнорировали. Поэтому в 1615 г. король вынужден был создать специальную комиссию, которая разбиралась с нарушениями. Монарх заявил, что, по примеру римского императора, который начал править в городе из кирпича, а покинул его в мраморе, желал бы в конце своего правления сказать: «Мы нашли наш город Лондон и пригороды сооруженными из дерева, а оставляем выстроенными из кирпича». Но пока его запретительная политика оставалась в силе, подобное желание вряд ли могло быть реализовано. Зная, что если повезет, то можно избежать штрафа, горожане продолжали строить новые дома; и зная, что если не повезет, то дома будут разрушены, они использовали самые дешевые материалы, стараясь затратить как можно меньше денег. Некоторые доходили до того, что ставили ограды, чтобы за ними спрятать свои незаконные постройки. Так, некто построил высокие стены вокруг поля за городом и заявил, что держит там кроликов, — на деле же выстроил несколько убогих многоквартирных домов и сдавал их внаем. Другие предприимчивые дельцы выбирали самые узкие, темные закоулки и дворы подальше от главных улиц и сооружали там на скорую руку жилища для сдачи в аренду. А поскольку были разрешены пристройки к уже существующим домам, общей практикой стал такой прием: сооружали дозволенную пристройку, под ней выкапывали большой погреб и затем сдавали его под лавку, пивную или как жилье.

Сент-Джеймс на книжной иллюстрации. 1935 г.

В. Холлар. Двор Арундель-Хауса. Офорт. 1646 г.

Меры по борьбе с нарушениями принимались зачастую в отношении лишь бедных и безответных горожан. Люди побогаче обычно ухитрялись избежать наказания, потому что власти редко рисковали идти против горожан «более высокого положения и состояния». Крепкие и основательные дома, построенные незаконно, сносили очень редко — обычно можно было договориться и заплатить властям компенсацию. К 1637 г. такие компромиссные соглашения заключили с властями владельцы 1360 домов Лондона, незаконно построенных за городской стеной. Большинство этих домов и тех, что появились столь же незаконно в течение следующих 30 лет, были построены к западу и северу — на землях, идущих от Вестминстера через Сент-Мартин-ин-зе-Филдз к Блумсбери, Холборну и Клеркенвеллу. Именно этот район выбирали для проживания люди «более высокого положения».

Дж. Хофнагель. Празднование деревенской свадьбы в Бермондси. Около 1590 г.