Основным землевладельцем в Блумсбери являлся граф Саутгемптон, сын покровителя Уильяма Шекспира. Он жил в роскошном доме, Кристофер Рен и Неллер были его ближайшими соседями по северной стороне местности, ныне известной как улица Грейт-Рассел-стрит, а сады занимали сегодняшнюю Саутгемптон-роу. На должности государственного казначея Саутгемптон безрезультатно пытался остановить застройку района -Филдз, проводимую графом Сент-Албанз. Исходил он из соображений, что Сент-Албанз может отнять покупателей у него, так как Саутгемптон сам собирался продавать участки земли под строительство вокруг площади перед Саутгемптон-Хаус. Опасения его оказались неоправданными; идея создать самостоятельный район с рынком, лавками и небольшими жилыми домами имела успех. Район Блумсбери «считался очень здоровым», сухой хороший воздух привлекал многих богатых людей, которые не хотели жить поблизости от реки и предпочитали строить дома на возвышенности.

Берлингтон-Хаус. Современный вид.

Самым красивым зданием в Блумсбери считался Монтегю-Хаус, строительство которого закончилось в 1676 г. По мнению Эвелина, это был «величественный просторный дворец, построенный мистером Гуком в духе французского павильона». Через десять лет дворец сгорел дотла; в 1754 г. отстроенный заново, он вместил коллекцию антикварных вещей, художественных произведений и диковин естествознания сэра Ханса Слоуна. Позднее она составила ядро Британского музея.

Берлингтон-Хаус. 1700 г.

Альбемарль-стрит.

Граф Саутгемптон умер в 1667 г. Сыновей он не оставил, и имущество в конце концов перешло в руки дочери, Рэчел, чей сын носил фамилию Риотесли. Он был вторым герцогом Бедфордом, внуком того человека, который застроил . Когда состояние герцога и герцогини значительно возросло, они решили переехать в Блумсбери. В 1704 г. они снесли свой дом на Стрэнде и переехали в Саутгемптон-Хаус, который с тех пор стал называться Бедфорд-Хаус.

Ближе к самому городу велось тем временем строительство менее аристократических домов, нежели в Блумсбери, Сент-Джеймс — Филдз и по Пикадилли. Вокруг площади, которую мы сегодня знаем под именем Пикадилли-Сиркус, до начала XVII столетия совсем не было застройки — до тех пор, пока удачливый портной из Стрэнда Роберт Бейкер не купил полтора акра земли около ветряной мельницы и не построил там свой дом. Местные шутники величали это здание Пикадилли-Холл — по названию отделанного кружевом высокого гофрированного воротника, от продаж которого во многом зависело состояние Бейкера.

Это прозвище затем стало использоваться и для всего района вокруг дома Бейкера, в том числе самого известного игорного заведения начала XVII в. — Шейвес-Холла («Дом брадобрея»), принадлежавшего парикмахеру лорда-гофмейстера.