После Великого пожара выросло целое поколение жителей города. И хотя повсюду еще было видно незаконченное строительство, тот, кто приезжал в в поисках развлечений, восторгов и удивлений, все это получал и оставался вполне довольным. Улицы города были такими же шумными и оживленными, как прежде, переполненными людьми, — ведь население Лондона и его пригородов очень быстро росло. Во времена Великого пожара оно составляло примерно 350 тыс. человек, ближе к концу века достигло 650 тыс. По словам сэра Уильяма Петти, городское население удваивалось через каждые два поколения. Отчасти это происходило из-за роста рождаемости и немного снизившегося уровня смертности младенцев, однако в основном число лондонцев увеличивалось за счет тысяч эмигрантов, каждый год толпами прибывавших в и его пригороды.

Лавочники и бродячие торговцы ходили по улицам и предлагали свой товар криками или простенькими песенками: «Блинчики!», «Клецки! Клецки!», «Дидл, дидл, клецки, хо!», «Горячие печеные груши и яблоки!», «Березовые веники! Березовые веники!», «Метлы! Метлы!», «Точу ножи!», «Огурчики на засолку!», «Холщовые носки, четыре пары — шиллинг!» НаЛонг-лейн зеваки, глазеющие на рабочих, которые балансировали на высоких, еще недостроенных стенах собора Святого Павла, попадались продавцам подержанной одежды, которые тянули их за руки в свои лавки, хватали за плечи и кричали прямо в уши, предлагая что-нибудь купить. На уличных рынках, раскинувшихся вдоль реки до моста Флит-Бридж, мрачного вида продавцы стояли возле бочек и мешков с орехами и имбирными пряниками, апельсинами и устрицами, а состарившиеся проститутки в соломенных шляпах предлагали покупателям носки, ночные колпаки, сладкую пшеничную кашу с корицей и сливовые пудинги. В знаменитом магазине Коулз-Чайлд под вывеской, изображавшей синего вепря на Лондонском мосту, многочисленные приезжие могли купить все что угодно — от корсетов из китового уса или зубной щетки до коробочки для мушек и цепочки для белки. В Бирже на Стрэнде можно было приобрести шляпы, модную одежду, перчатки, веера, шелковые чулки, флаконы духов и разные безделушки.

image166

Дж. Хейлз. Сэмюэл Пипе. 1666 г.