Вскоре ему пришлось убедиться в том, что он ошибался. Осенью 1641 г. торговля в Лондоне шла очень плохо; всюду ругали королевское правительство. К декабрю отношение города к королю полностью поменялось. Безработные моряки и портовые рабочие, женщины, разделывающие устриц, и прочий люд бродили по улицам вокруг Вестминстера и выкрикивали антироялистские лозунги. Поощряемые своими хозяевами-пуританами, подмастерья оскорбляли проезжавших в экипажах епископов и пытались ворваться в аббатство. Когда король предпринял попытку переворота в парламенте, войдя в Палату общин, куда еще не ступала нога ни одного короля, и повелев арестовать пятерых своих главных противников, наступил критический момент. Эти пятеро сумели скрыться и нашли убежище в городе. Карл храбро пошел на улицы Лондона и потребовал, чтобы этих людей выдали ему. Его слова были встречены криками: «Парламентская неприкосновенность! Парламентская неприкосновенность!» Когда он возвращался в , его сопровождали те же крики; толпа людей окружила его экипаж и грозила кулаками.

В следующие дни настроение лондонцев стало почти паническими, так как всюду ходили слухи, что роялисты готовы воевать с городом. Создали Комитет общественной безопасности, и солдату-пуританину было поручено командование над обученными отрядами ополченцев. На улицах строили баррикады; готовили баки с кипящей водой, чтобы лить кипяток на головы роялистов, если те рискнут подойти ближе; вытащили пушку и установили на позицию; лодки с вооруженными людьми патрулировали на реке; горожане взялись за оружие.

Крушение монархии и провозглашение в Англии республики. Гравюра. 1649 г.

П. Деларош. Оливер у гроба Карла I.

Но нападение произошло не сразу. Король и его семья сбежали из дворца Уайтхолл в . Гражданская война фактически началась лишь через несколько недель. Когда роялисты двинулись на , и племянник короля, принц Руперт, со своей кавалерией ворвался в Брентфорд, сбрасывая его защитников в реку, горожане, поддерживаемые отрядами ополченцев, твердо стояли на Тенхэм-Грин. Роялисты были вынуждены повернуть назад.

Однако через несколько месяцев ликование лондонцев перешло в уныние, потому что они столкнулись с нуждой — война требовала огромных расходов и ограничений во всем. Деньги нужны были для строительства укреплений и армии парламента; требовались лошади и повозки; поставки продовольствия в город перехватывали королевские патрули; прекратился подвоз угля из блокадного Ньюкасла. Недостаток топлива, дороговизна продовольствия, нищие и покалеченные солдаты на улицах города — все это вызывало у лондонцев острое желание, чтобы война быстрее закончилась. Они все больше негодовали на человека, начавшего ее.

В январе 1649 г., когда Карла I, «изменника, тирана и врага отечества», казнили на задрапированном черной тканью эшафоте, который возвели перед Банкетным домом Уайтхолла, никто из его бывших подданных не рискнул жизнью, чтобы спасти его.