Война положила конец строительству в городе и пригородах. Люди не хотели рисковать своими деньгами в такое время, когда множество домов стояли покинутыми — их обитатели уехали подальше или ушли воевать. Владельцы лавок, которые прежде жили доходами от своих постоянных покупателей-дворян, обитавших в Стрэнде и вокруг Уайтхолла, были разорены. Во дворах самого Уайтхолла росла трава. По словам памфлетиста 1642 г., это был «дворец без присутствия». «Вы можете войти во дворец, но ваши ноздри не порадует сильный запах из кухонь. Во времена Карла I повара этих кухонь готовили за год больше трех тысяч туш говядины, семи тысяч овец, почти семи тысяч ягнят и двадцати четырех тысяч птиц, не говоря уже об огромных количествах свинины, рыбы, дичи, кабанятины и бекона, которые заполняли 86 столов, накрываемых каждодневно для тех, кто пользовался королевским гостеприимством. Сегодня не увидишь ни поваренка, суетящегося у котла, где варятся почки, ни даже того, кто остановил бы ваше вторжение во дворец. Вы можете войти в Приемный зал в шляпе, при шпорах и с мечом. И, если вы будете достаточно невоспитанным, то даже можете сесть на трон».

Сомерсет-Хаус.

Караульный дом в . XIX в.

Всего лишь за год до этого король после посещения Шотландии въезжал в Лондон под шумные приветствия народа. Дома были увешаны знаменами и флагами; фонтаны били струями вина; почетная гвардия выстроилась вдоль улиц; после обеда в ратуше горожане проводили короля в , освещая его путь фонарями. Карл был уверен, что город поддержит его, если случится противостояние с парламентом.