Юзеф Понятовский (Józef Poniatowski)

Это имя стало для поляков символом патриотизма, чести и отваги. Памятник маршалу стоит в одном из красивейших уголков Краковского предместья.

Князь Понятовский был племянником польского короля Станислава Августа. Родился в Вене, служил в австрийской армии, но когда понял, что нужен отечеству, то, не раздумывая, оставил службу, чтобы посвятить себя Польше. Вместе с Костюшко воевал за свободу, но после очередного раздела страны оказался в изгнании. А когда в Польшу пришли французы, князь снова надел военную форму, став военным министром Варшавского герцогства. Решительный характер и боевой опыт часто выручали в сложных ситуациях. Австрийцам, стоявшим на подступах к Варшаве, этот поляк пообещал сжечь столицу, начиная с собственного дворца. Угроза подействовала, и враги в город не вошли. Наполеон высоко оценил военный талант коллеги: к собственноручному письму, адресованному князю, император приложил орден Почетного легиона и саблю.

В 1812 г. Юзеф Понятовский во главе стотысячной польской армии вместе с французами двинулся в Россию. Итог затеи был печален, и князь вместе с остатками войска оказался в Саксонии. Во время решающего сражения под Лейпцигом союзники — Россия, Австрия, Пруссия и Швеция — выставили против французов более чем вдвое превосходящие силы, Понятовский проявил в этой безнадежной ситуации не заурядную энергию, и вечером после битвы Наполеон написал в приказе по армии: «Желая дать князю Понятовскому последний знак своего уважения и теснее связать его с судьбами Франции, я возвышаю его в достоинство маршала империи».

Защищая с малочисленным отрядом арьергард отступающей армии, князь сражался, пока не был ранен третий раз подряд. «Берегись сороки», — так странно ответила ему когда-то гадалка на просьбу предсказать будущее. И вот теперь, окруженный неприятелями, князь бросился в реку Эльстер. Но потеря крови обессилила его и он утонул вместе с адъютантом, безуспешно пытавшимся спасти маршала. «Эльстер» по-немецки значит «сорока»…

Когда тело погибшего привезли в Польшу, то поляки провожали его в последний путь от самой границы. Власти разрешили собрать средства на памятник. Датчанин Торвальдсен изобразил князя на коне подобно Марку Аврелию, что украшает римский Капитолий.