Ланьцут

Главная достопримечательность этого города, основанного при Казимире Великом, — замок, окруженный старинным парком. Его построили около четырех столетий назад для Станислава Любомирского в модном тогда стиле «дворец в крепости». В результате получился роскошный жилой дом с оборонительными башнями по углам, огражденный бастионами; со временем вырос и парк.

Изабелла Любомирская, владелица Вилянова и Ланьцута, выдала дочь Юлию замуж за графа Яна Потоцкого. Эта фамилия известна уже восемь веков. Николай Потоцкий, коронный гетман, воевал с казаками, дважды был бит Хмельницким и далее побывал в татарском плену. Станислав — тоже гетман, был более удачлив в схватках на Украине. Ян служил при Александре I России по ведомству иностранных дел, а Альфред столь же верно отстаивал интересы австрийского императора, причем тоже в качестве министра. Как видим, представители этого знатного рода были заметны в разных странах мира. Их владения — тоже. В Польше Потоцкие имели поместья по всему юго-восточному региону, многие из которых сохранились до сих пор.

Все хозяева дворца стремились украсить и приумножить свое имение. В конце прошлого века началась очередная перестройка с участием лучших мастеров из разных стран. Комфорт не отставал от времени — в 1906 г. появилось электричество, а позднее — лифт, сауна и тому подобные удобства нашего века. Но прославился замок на весь мир, конечно, не удобствами, а уникальным собранием произведений искусства.

В 1917 г. украинская ветвь Потоцких многое потеряла, но не все: книги, кареты, а также наличный капитал благополучно оказались за границей. И для последнего владельца Ланьцута, Альфреда III, завещание осевшего в Европе дяди оказалось очень кстати, так как племянник успел наделать немало долгов. Библиотеку можно увидеть здесь и сегодня, уникальную коллекцию карет — тоже, а деньги граф со вкусом потратил на охоту в африканской саванне. Зато каретный двор украсили хозяйские трофеи — головы тигров и антилоп, бивни слонов и тому подобная экзотика.

Накануне Второй мировой последний Альфред успел вывезти отсюда немало вагонов всякого добра, и нынешнее великолепие — лишь остатки былого. Во время войны сообразительная хозяйка догадалась повесить на дворце табличку со словами, что, мол, все это — народное достояние и охраняется государством. Как ни странно, слова произвели впечатление как на оккупантов, так и на освободителей. Спустя годы, когда бывший хозяин уже подводил за рубежом жизненные итоги, то выразил желание в обмен на все свои земные богатства быть похороненным на родине, в Ланьцуте. Однако партийные власти не захотели поступиться принципами, и граф навсегда остался в изгнании.

Коллекция карет заслуживает отдельного разговора. Далекому от городского транспорта горожанину, чтобы представить все это разнообразие, полезно провести аналогию с легковыми автомобилями — большими и маленькими, открытыми и закрытыми, разной проходимости, утепленности и назначения: для поездок на бал и официальный прием, прогулку и охоту, с друзьями или с подругой, с семьей или в одиночку. Ясно, что и лошадиных сил они требовали разных. В коллекции преобладают два основных цвета — желтый для повседневных нужд и черный — для торжеств и официальных церемоний. Кареты, дрожки, повозки, брички, сани… 120 экспонатов — такого собрания нет больше нигде в мире.

Есть в музее и большая коллекция икон, довольно неожиданная в католической стране. Эти иконы остались после выселения из Подкарпатья украинцев в послевоенные годы. Реликвиям грозило уничтожение, но энтузиасты сумели их сберечь. Теперь здесь хранится более тысячи икон, изделия прикладного искусства, сотни старинных церковных книг.