Центр Западнопоморского воеводства, город с тысячелетней историей, расположен на Одре, в 65 км от моря. Еще до нашей эры здесь жили лужичане, древнее славянское племя, которое потом вытеснили немецкие колонисты (лужичане и сейчас живут в Германии, неподалеку от реки Ныса-Лужицкая, по которой проходит граница с Польшей). Город был основан польским князем Мешко I, но его наследники впоследствии утратили власть, и в XIII в. началась германизация Поморья. Вплоть до конца последней войны здесь исповедовали протестантство.

— один из крупнейших портов на Балтике. Всемирно известна и щецинская судоверфь, откуда в 1826 г. был спущен на воду первый пароход. Кстати, здесь установлен памятник рабочим верфи, борцам за свободу и демократию в Польше, погибшим в советское время.

Четверть площади города занимают парки, это один из самых зеленых городов страны. Кроме того, Щецин — крупный туристский центр в Европе. Рядом проходит граница (до Берлина всего 150 км), и разные народы сражались в свое время за здешние земли. Может, поэтому наиболее частые гости — немцы, шведы и датчане. Об их участии в истории края напоминают памятники старины — крепости, форты, дворцы. Причем многие иностранцы приезжают, чтобы побывать в тех местах, где жили их предки (до войны это был немецкий город Штеттин).

Щецин

Щецин

Щецин

В начале XVII в. стали один за другим умирать поморские князья. Одни говорили, что это от старости (в те времена действительно умирали рано), другие — что от колдовского проклятия. Во всяком случае, на городских площадях заполыхали костры, на которых горели чародейки, подозреваемые в порче рода Грифитов. Но все же в 1637 г. умер последний князь из этой династии, и город оказался под влиянием Пруссии.

После Второй мировой войны разрушенный город восстановили, в том числе и многочисленные памятники старины. Большинство из них охватывает городской туристский маршрут, обозначенный на тротуарах красной пунктирной линией. Тут нет традиционной средневековой планировки с рынком в центре, зато есть несколько рынков, разбросанных по территории старого города — Овощной, Рыбный, Угольный, Конный, Сенной… Поэтому туристский маршрут начинается с вокзала.

Одна из главных достопримечательностей города — поморских князей. У южного входа гостей встречает Тюремная башня, где сидела знаменитая Сидония фон Борк, обвиненная в колдовстве против Грифитов. А когда в 1428 г. в городе восстала беднота, то здесь прятались власти во главе с князем Казимежем V, тем самым, что воевал под Грюнвальдом на стороне крестоносцев. Тогда еще не был защищен со стороны города — не было рва. Потом эту ошибку исправили.

В 1721 г. прусский король Фридрих Вильгельм I принял здесь присягу горожан, в честь чего отлили памятную медаль и устроили салют. Комендантом крепости в то время был князь Христиан Август фон Анхальт-Цербст. У него родилась дочь Софья Августа Фридерика, о чем неподалеку (ул. Фарна, 1), на старинном каменном доме молено прочитать на мемориальной доске по-русски и по-немецки: «В сем доме 21 апреля (2 мая) 1729 г. родилась Государыня Императрица Екатерина II Великая». Как известно, в 1745 г. дочь коменданта вышла замуж за нашего царя Петра III, немца из Голштинии, который поначалу называл себя Карлом-Петром-Ульрихом. России боялся, называл ее проклятой страной и был уверен, что здесь он непременно погибнет. Так и случилось, причем не без помощи жены, которая и заняла престол.

Любопытно, что через 30 лет после рождения Софьи Августы в этом городе родилась другая девочка, тоже Софья, дочь князя Фридриха фон Вюртемберга. И тоже будущая императрица, Мария Федоровна, вторая жена Павла I, прозванная матерью царей из-за многодетности (она родила десять детей).

Сегодня в замке поморских князей часть залов, сохранивших прежний колорит, отдана выставкам. В восточном крыле, например, есть интересная экспозиция княжеских саркофагов. Кроме того, в замке ежегодно проходит около полутора тысяч различных культурных мероприятий. А с историей этих мест молено познакомиться в Народном музее на Валах Хороброго.

Еще один интересный пункт туристского маршрута — ратуша на Сенном рынке. Дважды в неделю здесь когда-то собирались за кружкой пива авторитетные люди и решали разные вопросы. Их решения потом оглашали на площади. В 1558 г., например, прочитали указ об ограничении свадебных излишеств, которые нередко кончались массовыми беспорядками. Власти постановили, что богатые горожане могли приглашать не более 60 гостей, горожане среднего достатка — до 40, а беднота — не больше 20. Причем гостям дозволялось находиться в городе только в день свадьбы, а остаться на ночь могли гости богачей, на что, впрочем, требовалось согласие горсовета.

Или вот такой указ: в конце XV в. городская распутница Йолъка, регулярно нарушавшая запрет заниматься этим древнейшим ремеслом по пятницам, была приговорена к смерти. Но Йолъке повезло: палач, который отличался неказистой внешностью, был все еще не женат. Он-тo и предложил клиентке свою натруженную руку, а потом даже взял в помощницы. Йолъка оказалась способной ученицей и после смерти супруга полностью его заменила, умело пытая узников. Особенно любила ставить на живот несчастного закрытую с одного конца трубу с крысой внутри и подогревать ее… Признавались даже невиновные.

Вскоре эта дама вышла замуж за фальшивомонетчика, который таким образом избежал казни. Но счастье было недолгим. Через год тот оправился от пережитого и захотел избавиться от опасной супруги. Он так убедительно рассказал кому следует о ее якобы контактах с дьяволом, что в 1473 г. Йолъку сожгли на костре.

Маршрут едва ли не каждой экскурсии проходит через центральное кладбище, одно из крупнейших в Европе (его площадь — 170 га). С севера оно граничит с улицей К Солнцу (улица названа так благодаря своему расположению: по утрам, когда жители идут на работу, солнце светит им в лицо, а когда возвращаются домой, то снова идут навстречу солнцу), с юга — улицей Мешко I. Прежде здесь было немецкое кладбище времен франко-прусской войны, о чем напоминает железный крест 1873 г. Всегда лежат живые цветы у памятника жертвам сталинизма, у креста погибшим в Катыни. Вдовы и дети моряков приходят к памятнику тем, кто не вернулся с моря.