За свою долгую историю город не раз переходил из рук в руки: когда-то правили польские князья, потом властвовали чешские короли, венгры… Его коснулись едва ли не все европейские войны — от гуситских и наполеоновских до мировых.

До начала позапрошлого века здесь хозяйничало богатое саксонское семейство Хохбергов, пока наконец прусский король не ликвидировал частные города и не установил самоуправление.

Немцы называли этот город, расположенный в котловине у подножия Валбжихских гор, Вальденбургом (то есть лесным городом), и только в 1945 г. он вернул себе прежнее польское название. Однако еще в прошлом веке над ним поднимался лес дымящихся фабричных труб, а воздух был совсем не горный.

И вот уже закрыта последняя угольная шахта, а современные предприятия — такие, как, к примеру, концерн «Тойота», чей завод тоже здесь есть, умеют работать так, чтобы не мешать ни горожанам, ни гостям соседнего курорта .

Самое интересное тут сосредоточено, как водится, на рынке и его окрестностях. Горожане постарались сделать центр таким, каким он выглядел когда-то: восстановили старый фонтан, вокруг посадили деревья. Только теперь струями воды управляет компьютер, а по вечерам они становятся цветными. Не хватает только снесенной полтора века назад ратуши, ставшей тесной для властей, да памятника немцу Фридриху III, того убрали в 1920 г. Зато сохранились старинные каменные дома, что теснятся вокруг площади. А нынешняя ратуша, без которой не обходится никакой европейский город, теперь стоит в другом месте, на Магистратской площади.

К Валбжиху примыкает курортный городок Щавно-Здруй. Местные жители издавна пользовались здешней целебной водой, но когда на источники обратил внимание придворный лекарь Хохбергов Каспар Швенкфельдт, то в здешней истории наступила новая эра. Вскоре Щавно оказался в списке силезских здравниц, организованных по распоряжению прусского короля, а курортное лечение стало модным. Спрос же на здешнюю воду оказался таким, что ее развозили в бутылках до самого Вроцлава. И вот однажды сюда приехала некая пани Эрбст — жена вроцлавского директора больниц. Лечение пошло ей на пользу, муж потом все это красочно расписал в своих трудах и… Щавно не сумел справиться с наплывом гостей. Тогда за дело взялся сам Хайнц фон Хохберг, который превратил свои владения в курорт мирового класса. Таким этот городок остается и по сей день.

Туристы находят здесь немало достопримечательностей и интересных историй. В начале прошлого века тут лечился врач и полиглот, создатель эсперанто . Памятная таблица в Шведском парке с надписями на польском языке и эсперанто напоминает о том событии. Приезжал и композитор Генрик Венявский, его именем назван курортный парк. Ежегодно в июньские дни здесь проходит международный музыкальный фестиваль его имени.

В этом парке можно увидеть любопытный памятник собаке: на постаменте возлежит внушительных размеров мастиф. Чем же славен этот пес? Своим верным любящим сердцем! Он был любимцем своего хозяина — князя Ежи из Бжега, что около Ополя, жившего полтысячелетия назад. Однажды князь приехал в свое имение после долгого отсутствия, и преданный пес так обрадовался, что прыгнул с высокого крыльца ему навстречу. Но приземлился неудачно, испустив дух у ног хозяина. Расстроенный князь распорядился соорудить памятник. Два века эта скульптура стояла у крыльца того замка. Потом памятник приглянулся прусскому коменданту города, и он забрал его в свое имение. Там его увидел, выкупил и привез в Щавно местный врач. С 1921 г. пес украшает курортный парк. В 1980-е гг. скульптуру заменили копией, а оригинал отправился на родину. Так что теперь эту историю можно услышать и в Щавне, и в Бжеге.

Еще один непременный туристский маршрут здешних мест — соседние Совьи горы, а точнее — гора Осувка с ее подземными лабиринтами и тайнами.

Когда в войне наступил перелом и на военные заводы посыпались бомбы, немцы решили, что пора уходить под землю. Горы Нижней Силезии вполне подходили для строительства тайных убежищ. Если в замке Ксёнж готовилось убежище для Гитлера и военной верхушки, то в Совьих горах, где в те же годы развернулась большая стройка, планировали делать супероружие. Впрочем, зачем все это строили, до сих пор точно не известно. Во всяком случае, в соседней деревне Глугиица разместили эвакуированный завод концерна Круппа, где делали новейший по тем временам реактивный самолет «мессершмитт» (Ме-262) и, говорят, готовились выпускать ракеты Фау-2.

Как бы там ни было, а этой тайной программе «Ризе» придавали в империи первостепенное значение. Выполнить ее должны были тысячи узников из многочисленных филиалов концлагеря Гросс-Розен, окружавших эти места.

Работы продолжались до февраля 1945-го, пока не подоспели советские войска. Немцы загодя начали уничтожать подземные галереи, многие проходы обрушены, замаскированы. До сих пор половина подземелий, в которых, по оценкам, могло укрыться до 40 тысяч человек, до сих пор остаются недоступны.

Для туристов открыли трассу длиной около 2 км. Она не только дает представление о размахе этой тайной затеи, но и вызывает немало вопросов. Например, что было бы, если бы планы гитлеровцев осуществились?..